RU UA

В Одесской газете «Черноморские новости» № 112-113 от 29-31 декабря 2016 г. вышла статья «Достойнейший по трудам». Автор Антон Гриськов — член правления Одесской областной организации Национального союза краеведов Украины, заслуженный работник туризма.

Заканчивающийся год подарил возможность вспомнить выдающуюся личность – всемирно известного ученого и путешественника Николая Николаевича Миклухо-Маклая, 170 лет со дня рождения которого исполнилось этим летом, а сам день его рождения – 17 июля является профессиональным праздником этнографов.

Напомним, что в течение своей короткой, как вспышка, жизни выдающийся Гражданин мира (по определению ЮНЕСКО) трижды побывал в Одессе – в 1869, 1886 и 1887 годах, о чем было много публикаций в то время в прессе и привернуло внимание современных исследователей к ярким страницам его жизни.

Знакомство с богатыми материалами фондов Государственного архива Одесской области открыло новые интересные моменты из жизнеописания великого юбиляра. В частности, толчком к этой публикации послужило дело, хранящееся в фондах Новороссийского университета (теперь Одесского национального университета им. И. Мечникова) – «Об избрании приват-доцента барона А. Ф. Стуарта в штатные доценты» (ГАОО. – Ф. 45. – Оп. 11. – Д. 17 – Л. 1-31).

Начало 1869 года. Казалось бы, речь идет об обычном избрании на вакантную должность после временного освобождения доцента И. И. Мечникова из университета и его переезда в Санкт-Петербург. Но, несмотря на полную поддержку кандидата со стороны известного ученого профессора ботаники Льва Семеновича Ценковского, процесс избрания длился с января по май месяц.

И дело не в том, что барон А. Ф. Стуарт не имел соответствующего уровня образования (закончил Йенский университет в Германии в 1886 году, где познакомился с будущими учеными И. И. Мечниковым и А. О. Ковалевским), и даже не в том, что за участие в революционной деятельности успел побывать в России в ссылке в Вятской губернии. 3 ноября 1867 года барон Стуарт получил разрешение на поселение в Одессе и Бессарабии, с 1868-го – получил должность приват-доцента Новороссийского университета, а с января 1869 года был освобожден из-под надзора полиции. Несмотря на положительный отзыв со стороны Л. Ценковского и декана факультета В. Лапшина, который подчеркнул, «что господин Стуарт устроил практические занятия для студентов по тому предмету, которого чтение ему было поручено и употребил на то свои собственные средства», (ГАОО. – Ф. 45. – Оп. 11. – Д. 17 – Л. 4), процедура избрания на должность неожиданно затянулась, поскольку профессор зоологии Иван Андреевич Маркузен решил расширить круг претендентов на должность доцента зоологии и потребовал продления времени на переписку с ними.

Именно поэтому в материалах дела в перечне кандидатов и появилось новое имя – «господин Миклухо-Маклай, бывший студент Киевского университета, ныне ассистент профессора Геккеля в Иене», (ГАОО. – Ф. 45. – Оп. 11. – Д. 17 – Л. 5). И среди этих кандидатов, по мнению профессора И. Маркузена, он (Миклухо-Маклай) является одним из «достойнейших по его трудам».

Конечно, мы считаем абсолютно ошибочной указанную информацию о Николае Николаевиче как студенте Киевского университета, так как он никогда им не был. Более того, во время проведения конкурса он находился в опасном научном путешествии на берегах Красного моря среди воинственных бедуинов и религиозных фанатиков. Именно здесь для мировой науки было важно собрать ценный научный материал о флоре и фауне в канун открытия Суэцкого канала.

Как свидетельствуют дальнейшие события, в апреле 1869 года профессор физико-математического факультета К. И. Коростелев и декан В. И. Лапшин посетили профессора И. А. Маркузена на квартире, где тот жил, и пытались получить от него объяснения «какую ученую степень имеет Миклухо-Маклай, которого он настоятельно рекомендует и на которого, таким образом, может быть обращено внимание». Конечно, на этот визит профессор И. А. Маркузен мог отреагировать лишь служебной запиской от 8 апреля 1869 года, где настаивал на кандидатуре Н. Н. Миклухо-Маклая, «который уже успел некоторыми весьма выдающимися работами по зоологии и сравнительной анатомии обратить внимание ученых к себе», (ГАОО. – Ф. 45. – Оп. 11. – Д. 17 – Л. 5).

Окончательная позиция профессора И. Маркузена по поводу избрания Н. Миклухо-Маклая зафиксирована в материалах облгосархива, а именно в фонде «Канцелярия попечителя Одесского учебного округа», где хранится копия записки «В Совет Новороссийского университета физико-математического факультета». (ГАОО. – Ф.42. – Оп. 35. – Д. 65, – Л. 40, Л. 45-46). В частности, там отмечено, что «декан Лапшин и профессор Коростелев отправились ко мне (профессору Маркузену – Прим. авт.) испросить, чтобы я доставил им сведения, касательно господина Миклухо-Маклая, на что я отказался, так как я не имел сведений, имеет-ли господин Миклухо-Маклай степень магистра русских университетов, тем более, что это будет простая формальность, чтобы факультет имел возможность отказать господину Миклухо-Маклаю в случае он не будет иметь степени магистра русских университетов. Несмотря на мой ответ, господа Лапшин и Коростелев донесли факультету, что будто я обещал телеграфировать Миклухо-Маклаю», (ГАОО. – Ф. 42. – Оп. 35. – Д. 65, – Л. 46).

Стало быть на вакантную должность в соответствии с требованиями того времени был избран барон А. Ф. Стуарт.

Но история на этом не закончилась. На одесский берег Н. Н. Миклухо-Маклай ступил в июне 1869 года, а уже в августе был участником второго Всероссийского съезда исследователей природы, где высказал идею создания биологических станций на постоянной научной основе на Черном и побережьях других морей. Он отмечал, что почти каждый натуралист, попадая в другую местность с целью изучения природного мира, тратит много сил на поиск жилья с соответствующими условиями для проведения исследований, вынужден приобретать оборудование, приборы, посуду и другие бытовые вещи. «Этим всем неудобствам можно помочь устройством зоологической станции, в которой натуралисты могли бы найти самые необходимые вещи и указания для занятий», – подчеркивал он, рекомендуя съезду организовать научные станции в России на Черном, Белом, Балтийском морях и Каспии.

В своей речи к участникам съезда Николай Николаевич ссылался на личный опыт проведения научных исследований, когда он в 1868 году во время пребывания в Мессине (Италия) вместе с доктором Антоном Дорном нашли возможность эту идею воплотить в жизнь, оставив на обустроенной ими станции большую часть вещей. «Всеми этими вещами, – подчеркивал он, – может пользоваться каждый натуралист, который захочет заниматься у моря в Мессине. Одно из положений этой зоологической станции состоит в том, чтобы каждый посещающий станцию натуралист прибавлял, по возможности, движимое имущество станции, оставив в ее пользу разные аппараты: таким путем станция, хотя не очень богатая, может принести много пользы и устранить много неудобств».

Инициативу создания первой научной зоологической станции взяло на себя тогда недавно созданное Новороссийское общество естествоиспытателей в городе Одессе, первым президентом которого в декабре 1870 года был избран Л. С. Ценковский.

Как свидетельствует «Отчет о деятельности Новороссийского Общества естествоиспытателей за прошлые годы, начиная с 1870-1885 год (включительно), опубликованный в 10-м томе «Записок Новороссийского Общества естествоиспытателей» в 1886 году, именно Л. Ценковскому принадлежит выбор месторасположения станции на Черном море в Севастополе (с. ХХVII «Отчета»).

И дальше: «постановлено: просить барона Стуарта предоставить Обществу, согласно высказанному им желанию, соображения относительно устройства предполагаемой станции». Приобретение вещей для станции также было поручено барону А. Ф. Стуарту, который купил для нужд два микроскопа, лупу, посуду, весы и некоторые книги на сумму 375 руб. 50 коп. Именно с этого оборудования начиналась станция. Все это было исполнено в 1870 году, а само открытие станции, согласно отчету, отложили на весну 1871 года.

В письме к своему другу и единомышленнику Антону Дорну в 1875 году Николай Миклухо-Маклай писал: «Дорогой Дорн! Вам хорошо известно, что я вполне разделяю Ваши взгляды о значении для науки зоологических станций, и Вы легко поверите, что отличные результаты основанной Вами в Неаполе станции… доставили мне большое удовольствие». И дальше в комментариях: «… я не знаю… устроилась ли станция на Черном море, учреждение которой я предлагал Московскому съезду естествоиспытателей…». Тем временем Севастопольская биологическая станция, созданная одесскими учеными, уже работала, но Н. Миклухо-Маклай, который тогда пребывал в далеком путешествии на другом конце нашей планеты, не мог об этом достоверно знать.

По времени своего создания одесситами (145 лет назад) Севастопольская биологическая станция была первой в Российской империи и третьей в мире. Сегодня последователем научных традиций, начатых Н. Н. Миклухо-Маклаем, в Одессе является Институт морской биологии НАН Украины, с мощным коллективом ученых. Среди них нужно особо выделить имя патриарха науки, гидробиолога, академика Национальной академии наук Украины Ювеналия Петровича Зайцева, который уже полстолетия изучает Черное море и создал мощную школу талантливых учеников.

Следовательно, юбилей Николая Николаевича Миклухо-Маклая, как и юбилей создания биологической станции, – еще один повод вспомнить о научном подвиге великого ученого и путешественника, знаменитого и уважаемого во всем мире.